Школа танцев в Санкт-Петербурге Shake City
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
Звони! 917-97-03
         Новости










Новости школы танцев Shake City

15.10.18

Революция и медитация

Семь самых ярких проектов Tanz im August, помогающих разобраться, как устроен сейчас современный танец

Хип-хоп и болливуд-данс, айкидо и политический активизм 1960-х, блатной шансон и балетная классика – на юбилейном Tanz im August современный танец предстал во всем своем разнообразии. Мы выбрали семь самых ярких проектов, помогающих разобраться, как устроен сейчас этот вид искусства.

«Большая фуга». Хореограф Анна Тереза де Кеерсмакер. Балет Лионской оперы

«Большая фуга» Анны Терезы де Кеерсмакер появилась в 1992 г. в ее компании Rosas и только в 2006-м – в балете Лионской оперы. Легендарный интендант этого театра Йоргос Лукос (на посту с 1991 г.) задумал сделать вечер из двух постановок разных хореографов на одну и ту же «Большую фугу» Бетховена. Позднее, в 2012-м, к фугам Кеерсмакер и француженки Маги Марен прибавилась версия американки Люсинды Чайлдс. Юбилейный Tanz im August не без умысла поставил лионскую «тройчатку» на открытие. Десятилетия экспансии современного танца на балетную сцену не прошли бесследно. И после постановки Уильяма Форсайта In the Middle, Somewhat Elevated для Парижской оперы шедевр Кеерсмакер в исполнении Лионского балета – самая убедительная демонстрация трансформированного из идеального в универсальное балетного тела, которому сегодня ничего не страшно. Даже лихие «уличные» прокрутки, падения и скачки, которые Кеерсмакер протащила в танец задолго до того, как это удалось парням от хип-хопа.

Где смотреть: в Амстердаме 18 или 19 сентября в театре Stadtschouwburg



Pixel. Компания Käfig (Франция). Хореограф Мурад Мерзуки

Хип-хоп тоже был съеден современным танцем в 1990-е – и благодаря этому попал на профессиональную сцену. На Tanz im August три хип-хоп-проекта иллюстрировали эту историю успеха. Создатель одного из них, Мурад Мерзуки, в 16 лет основавший с друзьями хип-хоп-компанию, теперь возглавляет один из 19 центров современного танца во Франции и делает шоу, бьющие рекорды популярности. К проекту Pixel он привлек скейтборд-акробатов, женщину-змею и выдающихся медиахудожников Клер Борден и Андриена Мондо, авторов волшебной 3D-анимации. Pixel в Берлине шел с пометкой «для семейного просмотра» – еще одна победа современного танца, отвоевавшего наконец часть детской аудитории у «Щелкунчиков».

Где смотреть: например, 3 и 4 декабря в Zorlu Center на театральном фестивале в Стамбуле

Культура

На важнейших танцевальных фестивалях Impulstanz и Tanz im August выступают киборги, призраки и аватары Inoah. Grupo de Rua (Бразилия). Хореограф Бруно Бельтрао Балетные научились отлично танцевать Кеерсмакер, но смогут ли они станцевать «Кеерсмакер от хип-хопа» Бруно Бельтрао? Это вряд ли. Его бьющихся буквально до крови на коленках парней не перепляшешь. При том что Бельтрао давно совершил скачок из замкнутой хип-хоп-культуры в большую хореографию, удостоившись и статуса новатора, и сравнений с гениями деконструкции Уильямом Форсайтом и Мерсом Каннингемом. Только Бельтрао разбирает на запчасти и компонует заново (тоже не без помощи компьютерных программ) не балетную классику, а первоэлементы брейк-данса. В Inoah трудно сказать, чего больше – пустоты или моментов движения, которые, когда они наконец возникают, выглядят как отчаянный и брутальный вызов этой самой пустоте. Или как смерч. Летящее назад, спиной, кувырками, накручиваясь на невидимую ось в неестественном вращении, это сопротивляющееся тело уже заслужило титул «нового политического». Бельтрао и танцовщики подсмотрели его в эмигрантском квартале Inoah, где делали проект.

Где смотреть: В Париже на фестивале D’Automne a Paris в Le Centquatre-Paris 6–10 ноября

Chatsworth. Компания Dorkypark (Берлин). Хореограф Констанца Макрас

Макрас в новом проекте (премьера Tanz im August) тоже положила глаз на эмигрантов как носителей уникального телесного кода. Ее проекты, всегда в духе документального театра, но без звериной серьезности, – результат погружения в ту или иную субкультуру: этническую, профессиональную, социальную, из которой и приходят на сцену герои. Ими могут быть европейские цыгане, жонглеры китайского цирка, берлинские подростки или – в новом проекте – изолированные в эпоху апартеида в местечке Chatsworth в ЮАР выходцы из Индии. Часть участников нового проекта – оттуда, и это на их песни и танцы в смешанном индийско-африканско-европейском стиле зрители отзываются восторженным воем. Хореографы в современном танце, как можно уже заметить, вовсе не стремятся на всем, что движется, проставить авторское клеймо и охотно дают высказаться другим.

Где смотреть: в 2018 г. показов больше не будет

Neues Stück II. Танцтеатр Вупперталя. Хореограф Алан Люсьен Ойен (Норвегия)

Еще одна премьера и удавшаяся попытка доказать, что можно обойтись и без хореографа, если есть танцовщики, способные разработать тему. Знают артисты Танцтеатра Вупперталя, что они именно такие, или забыли после смерти в 2009-м своего лидера, великой Пины Бауш, но нашелся, наконец, тот, кто им об этом напомнил. Норвежец Люсьен Ойен, как Бауш или Макрас, из тех хореографов современного танца, что готовы поступиться монополией на высказывание ради коллективного авторства. Результат его сотрудничества с Танцтеатром Вупперталя – проект в духе Пины Бауш. Сложенный из актерских импровизаций на тему смерти – меланхоличных, остроумных, абсурдных, – он тянется как траурная процессия, как данс-макабр, в котором у каждого есть свой «смертельный номер». Будь то трагикомичная, возобновляемая снова и снова попытка Джулии Шанахан покончить с собой. Или истерический хохот Назарет Панадеро в телефонную трубку. Или слова, которые царапает мелом на полу неуемный Райнер Берн в то время, как его сопротивляющееся тело уже уволакивают за ноги со сцены.

Где смотреть: Пока неизвестно – инициатор премьеры, новый интендант Адольфе Биндер, покинула Танцтеатр Вупперталя, что стало причиной самого большого после смены интендантства в Фольксбюне скандала в немецком театре

Культура

Ветераны contemporary dance на фестивале Out of Now – Dance On Festival в Берлине показали, что превосходно танцевать можно в любом возрасте Inside Out. Хореографическая инсталляция Изабель Шад (Берлин)

Несколько проектов на Tanz im August – из тех, что выводят танец за рамки театра. Например, объекты Александры Бачетис, исследующие феномен греческого блатного шансона «ребетика» (проект Private Song), сделаны по заказу 14-й «Документы». А Inside Out Изабель Шад сразу был задуман как выставка в бывшей берлинской пивоварне, теперь Центре современного искусства. Выбор места действия – не единственное, что роднит берлинскую минималистку Шад с уводившими танец на новые территории – церквей, фабрик, арт-галерей – американскими постмодернистками вроде Триши Браун или Ивонн Райнер. Как и они, Шад практикует танец как совместную со зрителями медитацию. И, применяя к хореографии принципы дзен-шиацу или дзен-айкидо, пишет манифесты, в которых объясняет свое понимание танца как способа достижения счастья. Что, кажется, вполне удается – после летучих композиций Шад зрители выглядят как минимум перезагрузившимися.

Где смотреть: Пока лишь известно, что в 2019 г. Изабель Шад выпускает новый проект Reflektion

Paradise Now (1968–2018). fABULEUS / Хореограф Мишель Вандевельде (Бельгия)

Современный танец – не стиль и не язык, а медиум, посредник между культурами и поколениями. Исходя из этого, хореограф и политический активист Вандевельде решил выяснить, как относятся юные артисты к революционным 1960-м. И обратился вместе с ними к видеодокументам скандального перформанса Paradise Now (1968) группы The Living Theatre. В проекте заново разыгрываются эпизоды, где артисты кидаются на зрителей, требуя идти на баррикады, после чего снимают одежду и сливаются в то самое единое тело человечества, к которому следует стремиться как к новому раю. Пластически воспроизводятся и шокирующие фотосвидетельства последовавших за революцией 1968-го терактов, войн, геноцида. Paradise Now (1968–2018) конфликтует как с идеализмом старых хиппи, так и с вегетарианским настроем новых (участники, которым от 14 до 23, готовы менять мир, но желательно не покидая коврика для медитаций). Этот проект – самый странный и дискомфортный (даже отталкивающий) из всех, что появились в современном танце за последние годы. Именно поэтому он точно будет востребован.

Где смотреть: 1, 2 ноября в Münchner Kammerspiele, Мюнхен




Добавить комментарий